И космонавты, и биологи. профессионалы умеют настроиться на любую аудиторию — для еженедельной газеты научного сообщества «Поиск»

И космонавты, и биологи. профессионалы умеют настроиться на любую аудиторию — для еженедельной газеты научного сообщества «Поиск»

В организации научных конгрессов и конференций мелочей не бывает. Чтобы все прошло без сбоев, работу стоит начинать за год, а иногда и за несколько лет до официального открытия мероприятия. Нужно учесть множество нюансов — от логистики до музыкальных предпочтений гостей. О том, почему при организации научных конгрессов важна командная работа, какие современные технологии используется при подготовке конференций и как организовать мероприятие за 24 часа, рассказала генеральный директор Международного агентства конгрессного обслуживания (МАКО) Светлана ПЛИЕВА.

– В этом году ваша компания была организатором крупнейшего научного события в биологии EMBO Conference on Redox Biology. В чем специфика подобных мероприятий, инициированных зарубежными научными организациями? Трудно ли их заполучить и провести? 

– Компания МАКО имеет многолетний опыт работы с академическим институтами, научно-исследовательскими центрами. Можно сказать, что это один из основных векторов нашей конгрессной деятельности. Заказчиком конференции Европейской медико-биологической организации выступил Институт биоорганической химии им. академиков М.М.Шемякина и Ю.А.Овчинникова РАН, с которым нас связывают долгосрочные отношения. Конгресс проходил при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований и Российского биохимического общества. Среди участников форума — звезды мировой науки, в том числе первооткрыватель структуры ДНК, нобелевский лауреат Джеймс Уотсон. Перед программным комитетом стояла непростая задача — составить сбалансированную научную и культурно-познавательную программу, так как многие зарубежные участники приехали в Россию впервые, многие — со своими семьями. Думаю, проведение этого научного форума на теплоходе было вполне оправдано и оставило самые положительные воспоминания у его участников. Были и напряженные моменты: подготовка конференции по времени совпала с закрытием российского консульства в Сан-Франциско, и в некоторых случаях нам приходилось решать визовые вопросы, связываясь с российским консульствами в других городах США.

 

– Прогресс не стоит на месте, технологии в науке, медицине и других областях стремительно меняются. Ваша компания на рынке уже шесть лет, как за это время изменились стандарты организации мероприятий?

– Действительно, конференции и конгрессы стали более технологичными, а заказчики — более требовательными Как правило, участники хотят быть активными, иметь возможность высказаться. Гораздо успешнее проходят те форумы, где уделяется внимание обсуждению докладов. Появился и ряд технологических новшеств. Любой крупный конгресс сегодня использует мобильные приложения, которые позволяют назначать встречи, голосовать за того или иного докладчика. Когда на заре нашей деятельности мы видели подобное в Европе, нам казалось, это что-то из мира фантастики. А теперь и сами научились так работать, активизировались на всех направлениях. Мы продвигаем свои проекты в Интернете, активно пользуемся возможностями социальных сетей, обязательно присутствуем на профильных профессиональных порталах наших заказчиков. Многие из них хотят, чтобы делались и выкладывались в Сеть видеозаписи выступлений на конференциях, и мы предоставляем такую услугу. Это все позиции must be, и если сегодня ты не можешь этого обеспечить, ты уже не профессионал на этом рынке.

 

– В наше время с помощью соцсетей несложно организовать мероприятие без привлечения кого-то со стороны. Можно оповестить нужных людей, заказать зал для конференций, договориться с фотографами, операторами. Почему же клиенты продолжают обращаться за помощью к вам?

– Действительно, некоторые пытаются все организовывать сами, набивают шишки, но получают и колоссальный опыт. Нередко из этих людей вырастают классные профессионалы, наши коллеги. Но все же лучше обойтись без шишек.

Мы выстраиваем весь механизм мероприятия. Помогаем формировать его сетку, в которой отражено, где и какие доклады будут проходить, сколько и каких залов нужно, какое количество участников той или иной секции, какая нужна рассадка и т.п.

Докладчики, как правило, — люди занятые, они занимаются наукой, медициной. Для них важно участие в мероприятиях, но есть и другие заботы. Поэтому мы стараемся ненавязчиво и вовремя напомнить им, что нужно подготовить презентацию, прислать тезисы выступления.

Огромное внимание уделяем спикер-менеджменту. Проще говоря, мы “нянчимся” с докладчиками и делаем это с удовольствием. Спикеры должны чувствовать заботу: их ждут, им вовремя сообщили, каким рейсом они прилетят и где будут жить, в какое время состоится их доклад, каковы параметры презентации и т.д.

А еще есть наземное обслуживание. Нужно подобрать площадку, предусмотреть все технические параметры: сколько нужно залов, что в них должно быть — трибуна, микрофоны, таблички, вода, своевременная замена посуды — в нашей работе мелочей не бывает.

Важно уделить внимание и раздаточным материалам, наполнению портфеля делегата. Мы обязательно готовим понятную карту навигации и разрабатываем фирменный стиль под каждое событие, согласовывая его с заказчиком. Из таких нюансов и складывается общее впечатление о мероприятии.

 

– А в срочном порядке вы способны работать?

– Это возможно, если мероприятие относительно простое. Например, если нам ставят задачу, что завтра необходимо снять зал и организовать питание для определенного количества гостей.

Иногда, правда, срочность диктуется форс-мажором. Однажды был запланирован круглый стол в Государственной Думе, а в тот день, как оказалось, там ждали главу Правительства РФ Дмитрия Медведева. Нас о визите, как вы догадываетесь, заранее не предупредили. Накануне стало понятно, что никого из участников без специального разрешения в здание Госдумы не пустят. Пришлось экстренно всех обзванивать и менять место встречи. Хорошо, что в гостинице напротив нашелся зал, удалось согласовать кофе-брейк, регистрацию. За сутки мы все успели и сделали для себя вывод, что нет нерешаемых вопросов. С любыми проблемами можно справиться, если включить холодный рассудок и убрать эмоции.

 

– Вы организовывали мероприятия и для 50 участников, и для 5 тысяч. Есть ли разница в вашей работе в зависимости от числа гостей?

– Мы ведем подготовку к проекту независимо от количества участников. Иногда мероприятия небольшие, но требуют специального подхода к каждому гостю. Наша работа начинается с индивидуального общения с каждым участником, в зависимости от статуса мы выделяем дополнительных менеджеров для их встречи и сопровождения, выясняем предпочтения в размещении, еде, индивидуально разрабатываем планы культурной программы. Сценарий мероприятия заранее оговаривается с протокольными службами, согласовывается регламент встречи, рассадки, подходов к прессе.

Каждый из наших сотрудников имеет четкий и согласованный план действий, вся команда менеджеров владеет полной ситуацией на площадке, чтобы максимально быстро устранить проблемы, если они возникнут.

Кстати, мы и сами часто посещаем мероприятия коллег и видим, что можно усовершенствовать и на что обратить внимание.

 

– Вы погружаетесь в те темы, над которыми работаете? 

– Конечно! И это безумно интересно, ведь мы сотрудничаем с научным и медицинским сообществами. Недавно мы готовили международную конференцию “Пилотируемое освоение космоса” и побывали на тренировочных кораблях в Звёздном городке. Мы все смотрели, трогали своими руками, нам многое рассказывали. Это помогло понять, чем живут работающие в космической отрасли люди. Так же было, когда мы готовили конгресс по репродуктивной медицине: заказчик настоял, чтобы мы посетили лабораторию и постарались взглянуть на развитие этого медицинского направления более профессионально.

Такое погружение в тему вызывает бóльшее доверие заказчика, позволяет говорить со специалистами на одном языке. Поэтому мы время от времени становимся немного химиками, ботаниками, космонавтами, медиками. Я считаю, что подобный опыт в дальнейшем составляет больше половины успеха мероприятия.

 

– Ряд ваших заказчиков — это различные ассоциации. В чем специфика работы с ними?

– Многие ассоциации координируются научными сотрудниками, специалистами в своей области, но не всегда профессионалами в смысле администрирования. Они многое умеют, но некоторые моменты у них “хромают”. В основном налицо пробелы в плане продвижения своей организации. Так, из огромного количества ассоциаций в нашей стране можно буквально по пальцам пересчитать те, которые используют для этого современные технологии. А ведь это огромный ресурс. Вот вам пример: один из партнеров МАКО — Ассоциация травматологов-ортопедов России. За два года нашей совместной работы количество ее участников увеличилось в четыре раза. И все благодаря тому, что травматологи использовали рекомендации профессионалов в области администрирования.

 

– Конференция EMBO проходила этим летом на теплоходе, который шел по маршруту Москва — Санкт-Петербург. Помогает ли такой необычный формат проведению мероприятия?

– Мы получили множество положительных отзывов. И Джеймс Уотсон, и все остальные гости были в восторге. Маршрут корабля предполагал ежедневные остановки — в Ярославле, Угличе, Кижах, Валааме — невозможно не влюбиться в эти места! Я считаю, что такой способ профессиональных встреч — отличная возможность хоть немного увидеть нашу страну. В итоге сбалансированная научная программа, интересные экскурсии и теплая атмосфера на корабле оставили неизгладимое впечатление о России. Хотя организовывать конференции на теплоходе очень непросто. Здесь и логистика выстроена по-другому, и организационная специфика есть — очень важно правильно рассчитать оргвзнос, который включает размещение в каюте определенного класса, питание, экскурсионную программу и в итоге покрывает аренду корабля.

 

– Как вы продумываете культурную программу? Она пользуется спросом?

– Наши участники не простые туристы. Это люди науки, добившиеся определенных результатов. Поэтому относиться к ним как к туристам, использовать стандартные туры категорически нельзя. Когда мы привлекаем гидов, мы всегда готовим их именно к той аудитории, которую предстоит сопровождать. Если программа правильно составлена, все проходит на ура, с песнями и плясками.

 

– Ученые тоже поют и пляшут?

– На научных мероприятиях главное не переборщить. Культурная, развлекательная программа не должна мешать ученым обсуждать интересующие их вопросы. Поэтому для такой аудитории банкет — это не песни и пляски, а по большей части, дополнительная возможность общения.

Хотя иногда нам удается внести изюминку. Зарубежный заказчик одного из проектов, который проводился в Суздале, просил, чтобы на банкете не было никакой музыки. Мы решили рискнуть и сделать ему сюрприз. Накрыли красивые столы — со стерлядью, соленьями — в общем, по высшему разряду. Позвали ансамбль русской песни и пляски. Я нашла укромное место и оттуда наблюдала за заказчиком. Когда все немного расслабились, мы выпустили ансамбль народных танцев. И заказчик, который поначалу был против любых активностей, больше всех танцевал в этом хороводе. В итоге он остался очень доволен.

И вообще мы заметили такой парадокс: часто общее впечатление о мероприятии складывается после банкета. Даже если научная программа была не очень сильная, это простят, но если не удался банкет, то это полный провал! Поэтому иногда стоит рисковать, чтобы в конце пить шампанское.

 

– Какие крупные мероприятия у вас запланированы в ближайшее время?

– Из масштабного могу выделить событие, которое пройдет в сентябре 2018 года. Это крупный проект, его заказчик — Международный совет по обогащению полезных ископаемых. Такой форум каждые два года проводится в разных странах. В следующем году исполняется 50 лет, как это мероприятие проходило в России. Мы постараемся сделать его возвращение в нашу страну незабываемым для участников.

 

– Видно, что вы увлечены своим делом. Что в нем такого притягательного?

– Очень важно видеть результаты своего труда. Проект может готовиться много месяцев: мы выстраиваем и отлаживаем весь механизм и потом наблюдаем, как эта машина разгоняется и едет. Это самая большая моральная отдача, которая может быть от любого дела. Иногда после окончания проекта чувствуешь опустошение, потому что приходится прощаться с участниками, которые стали почти родными. А потом появляются новый проект и новые позитивные эмоции от встреч, знакомств и, конечно же, проделанной работы.

Подготовила Светлана БЕЛЯЕВА

Еженедельная газета научного сообщества «Поиск»